БулимияСтоп - интернет журнал для пищезависимых. Булимия, анорексия и компульсивное переедание - проблемы многих современных женщин. Эти проблемы решаемы. Читайте нас, пишите нам, мы - ваша профессиональная помощь и поддержка. Питание, фигура, здоровье, красота, любовь, интересы, жизнь в удовольствие - все это у нас в "БулимияСТОП!"
Жизнь после булимии есть!  E-mail

 

 Кто из нас не помнит колоритного персонажа детской английской песенки Робина Бобина? "Съел теленка утром рано, двух овечек и барана, съел корову целиком и прилавок с мясником, сотню жаворонков в тесте и коня с телегой вместе..." Проблемы Робина и его реальных прототипов наша героиня Ирина знает не понаслышке. Экс-булимик, она написала книгу о своем опыте преодоления недуга и сделала помощь людям с пищевыми расстройствами делом жизни...

 

ПЕРФЕКЦИОНИСТКА

 Взрослые проблемы часто родом из детства. У булимичек воспитание и се­мейная ситуация словно под копирку. Недостаток родительского внимания и одобрения формирует у ребенка комплекс: я должен заслужить лю­бовь! Выслуживая ее, дитя становится перфекционистом, требовательным в первую очередь к себе: все должно быть идеально, от отметок в школе до внешнего вида, фигуры...

Родители меня любили, но в духе советских времен стеснялись телячьих нежностей, боялись разбаловать. Считали, что вместо похвалы лучше подстегивать дочь к успехам срав­нениями. "Вот Таня лучше учится! А Наташа больше сделать успевает!" - слышала я. Мама говорила так из луч­ших побуждений. Она хотела дать мне стимул для великих свершений. Я с детства усвоила, что надо стремить­ся быть первой, самой-самой. Самой послушной, умной, красивой! Самой опрятной и хорошо одетой! Денег на мои наряды не жалели. Помню свой восторг, когда папа возвращался из командировки с чемоданом подар­ков. Сапожки, шикарный отрез на платье, изысканная брошь, какие-то вкусности...

Культа еды в семье не было, но хо­рошо поесть любили. Вообще, самые яркие воспоминания детства у меня — вкусные. Многие блюда на Дальнем Востоке, где я росла, были сытными и калорийными. А с каким нетерпе­нием я ждала окончания школьно­го года, зная, что потом - на все лето к бабушке в Запорожье! Хлебосольная Украина... Первая радость: дед встре­чает нас с огромным сладким арбузом, а бабушка ставит на стол вареники с вишнями. А когда вечером, набегав­шись, придешь ужинать, тебе жарят яичницу на кровяной колбасе. Я име­на подруг не помню, а еду помню! К тому же еда всегда преподносилась с присказками: "Кушай хорошо - бу­дешь здоровой!"

МЕРИЛО КРАСОТЫ

Не страдая отсутствием аппетита, пол­ной я никогда не была. Все изменилось с поступлением в институт вдали от родного города. Я жила в общежитии, выбилась из привычного режима пи­тания: могла с утра уйти на занятия без завтрака, а вечером наесться вво­лю. Аппетит рос как на дрожжах в пе­риод сессий: бессонные ночи зубреж­ки перед экзаменами и зачетами, страх получить низкую оценку. Еда служила психологическим бронежилетом. Я за­едала свой мандраж и волнение, а так­же тоску по дому. Жуешь что-нибудь вкусненькое - и к тебе возвращается утраченное чувство защищенности, как в детстве. Результатом, конечно, стала разросшаяся вширь фигура. За первый год учебы я поправилась до 70 кг. Настоящей катастрофой казалось оскудение гардероба. Пришлось от­казаться от любимых коротких юбок и платьиц облегающего силуэта.

Максималистка по натуре, я очень страдала от своего перевоплощения в пышечку. С моей мнительностью мне мерещились осуждающие взгляды, хотя на самом деле критики в свой адрес я не слышала. Впрочем, я сама себе была строгий судья. И начала усилен­но худеть. Овощные супчики и салаты, табу на сладкое и мучное плюс заня­тия спортом и голодовки! Полумеры, средний результат меня с моим ком­плексом отличницы не устраивали. Я должна была стать Мисс Грация, никак не меньше! Головокружение от голода с лихвой компенсировали восхищен­ные мужские взгляды и комплимен­ты, а также возможность вновь носить модную одежду. Мне нравилось, что в витринах магазинов отражается про­сто модель. Что любая вещь сидит как влитая. Я готова была удерживать ре­зультат любой ценой.

Впрочем, хотелось все время повы­шать планку. "Можно сбросить еще чуть-чуть и еще!" - говорила я себе. Нет предела совершенству! Под этим лозунгом я дошла до экстремальной худобы. "Ира, ты ли это? Что, невкус­но грызть гранит науки?" - знакомые с трудом узнавали меня на улице. Но для меня это звучало волшебной му­зыкой. Я добилась видимого резуль­тата, мои усилия не пропали даром! Я считала худобу единственным важ­ным мерилом красоты.

БУЛИМИЯ. НАЧАЛО

А во время поездок домой начались срывы. Привычная нагрузка отсут­ствовала, а родные норовили поба­ловать дочь-студентку чем-то вкус­неньким. Истощенный организм брал от еды по максимуму в страхе, что снова придется голодать. В мозгу словно включалась красная лампоч­ка: "Ешь, запасайся впрок!" С трудом сброшенные в институте килограм­мы возвращались. Терзаемая чув­ством вины за свою несдержанность в еде, я вновь изнуряла себя диетами. Вес приходил в заветную норму, но счастливой я себя не чувствовала. Наоборот, появился страх вновь по­правиться, страх перед каждым съе­денным куском. В норме человек не думает о еде и весе постоянно. А для меня это стало идеей фикс...

Я протянула года три такой жизни "с эффектом йо-йо": похудела — по­правилась. В институте держала себя в ежовых рукавицах, а дома не могла противостоять искушениям. Меня бросало из крайности в крайность: то скудный паек, то объедания. Но на­стал момент, когда голодать я боль­ше не смогла. Спасаясь от анорексии, организм взял курс на булимию. Это побочная сторона неправильного по­худения. Жизнь впроголодь, жесткие ограничения в меню — все это прово­цирует срывы и неконтролируемый аппетит. После каждой трапезы при­ходило фанатичное желание вычи­стить из себя съеденное. А желудок и кишечник начали работать вяло. И тут меня озарило: "Эврика, слабительное!" Я добавила в рацион таблеточки. От их действия мучилась, была как вы­жатый лимон. Подружка, увидев мои страдания, надоумила: "Есть способ лучше: два пальца в рот и порядок!" Сначала я сочла метод варварским, но, не видя другого выхода, все же освоила его. Это же мечта всех пищеголиков: есть что угодно и сколько угодно и не поправляться!

DOLCE VITA, ГДЕ ТЫ?

После получения диплома (по специ­альности "иностранная филология") я поехала покорять Москву. Работала в крупной компании. Карьера скла­дывалась удачно, но одинокие вечера я коротала с доверху наполненной та­релкой. Вот когда моя булимия рас­цвела пышным цветом! Я не умела отличать эмоциональный голод от

физиологического. Вместо друзей, от­дыха и развлечений у меня было пер­вое, второе, третье и компот. Понимая, что скатываюсь в депрессию, я ухвати­лась за предложение более динамич­ной работы переводчиком. Пару лет я была на счастливой волне: интересное дело, внутренняя гармония, поклон­ники — в этой идиллии булимии места не стало. Но судьба преподнесла не­простое испытание. Меня предал близ­кий мужчина. Это был двойной удар. Прикрываясь красивыми словами о любви, меня использовали и подста­вили в служебных делах... Родители к тому времени переехали в Украину, и я тоже решилась на переезд. Думала начать все с чистого листа вблизи родных, при их поддержке. Ох, как я просчиталась! Не только у меня была черная полоса. Родители не могли найти работу, а я с трудом устроилась преподавателем в школу. При боль­шой нагрузке зарплата - слезы. Я была вынуждена отказаться от привычного уровня жизни. И вновь единствен­ное утешение - еда. Я заедала плохие мысли. Опомнившись, вводила табу на нормальное питание. Цикличность веса и ежедневная борьба с каждой лишней килокалорией стали нормой жизни. Чем булимик отличается от обычного обжоры? Первый будет сра­жаться за фигуру, ему не все равно, как он выглядит. Булимик грезит о краси­вой жизни. Ему много надо не только в еде - во всем.

Я не осознавала, что мое поведе­ние на пищевом фронте - болезнь. Ругала себя за распущенность. Родные тоже не понимали моей проблемы. Говорили: "Возьми себя в руки! Ешь как все нормальные люди!" А я не мог­ла. Моментами мозг словно отклю­чался и отказывался контролировать количество съеденного. Подойдя к холодильнику, я маниакально сметала с полок все, что видела, а потом устра­ивала себе "чистку".

РЕАНИМАЦИЯ

Конечно, мой образ питания не мог не сказаться на состоянии здоро­вья: слабость и опустошенность, боли в желудке, скачки настроения и раздражительность, гормональ­ные сбои — врачи поставили диагноз "бесплодие". Вмиг исчезли надежды на замужество, семью... и избавле­ние от булимии не ради себя, а ради кого-то, кому я буду нужна! В 23 года я превратилась в странное существо, зацикленное на мыслях о еде и весе, без друзей, без поклонников, без каких-то интересов в жизни. Вес стал расти бесконтрольно, я разъелась до 75 кг, несмотря на то, что ежедневно устраивала себе чистки после еды: вызывала рвоту, пила слабитель­ное... Доходило до 60 таблеток сла­бительного в день! Кишечник из-за нарушенной флоры и перистальтики самостоятельно уже не работал.

Однажды передозировкой таблеток я довела себя до клинической смерти. В тот день я осталась дома одна. Целый день непрерывно ела и чистилась, под­ключив к слабительным мочегонное, чтобы снять отеки. Последней каплей стал перепад температуры в ванной. Там же я упала без сознания... Спас меня брат. Он отправился обмывать с друзьями новенькие права, но в разгар веселья без видимых причин оставил теплую компанию. Его словно магни­том потянуло домой. Он нашел меня на полу ванной, с пеной изо рта. Еще пара минут - и было бы поздно. Но в реанимации откачали. И первое, чем я озаботилась, когда поняла, что жива, была, как ни абсурдно, мысль: успела ли я вычиститься?

ВЫХОД ЕСТЬ!

После реанимации я всерьез задума­лась: куда катится моя жизнь? Но как вырваться из порочного круга, не зна­ла, ведь, отказываясь от промываний желудка, я поправлялась и ненавидела свое отражение в зеркале. Я устрои­лась на новую работу, где нужно было внешне соответствовать высокому статусу! Никто из коллег и предста­вить не мог, что у меня двойная жизнь, я шифровалась перед всем светом! Активная, энергичная, с хорошим ап­петитом. Просто в нужный момент я отлучалась в дамскую комнату...

Не знаю, сколько это продолжалось бы, не вмешайся случай. Я решила, что мне нужно грамотно худеть, и обрати­лась в "Славянскую клинику", рекламу которой увидела в городе. Для меня разработали программу похудения. Надо было взвешивать порции, под­считывать килокалории. Какое там - еда уходила килограммами! Я пришла к научному руководителю клиники и честно сказала: "Знаете, мне это не под­ходит, потому что..." Врач восклик­нул: "Так у вас булимия! Вам ко мне на терапию нужно!" Мне вернули день­ги, назначили сеансы психотерапии. Наконец-то я попала к нужному чело­веку. Он работал с пищезависимыми и знал, что это болезнь, корень которой лежит в области психологии. Сколько нового о себе я открыла уже на первых сеансах! Я пребывала в иллюзии, что люблю себя и эта любовь — движущая сила моего стремления к идеалу, в том числе и по части фигуры. А на самом деле бегство в еду имело первопри­чиной нелюбовь к себе, боязнь оцен­ки окружающих. Картинка внешнего благополучия нужна была, чтобы при­крыть душеный разлад и неприкаян­ность. Пришлось признать также, что у меня искаженный взгляд на мир, я в упор не замечала в нем ничего хороше­го. Мне везде мерещились лишь худые тела, которым я завидовала. Благодаря терапии я взглянула на все новыми глазами. Перестала зацикливаться на фигуре, избавилась от чувства вины, приступов самобичевания. У меня по­явились новые друзья. Очень помог­ло общение с женщиной, в прошлом страдавшей булимией. С ней можно было обсудить то, что озвучить друго­му помешал бы стыд. Я поверила, что моя беда преодолима, это окрыляло. В первые месяцы ремиссии я вся све­тилась от счастья. Понемногу училась нормально есть. Помню эйфорию от шоколадки, съеденной без малейшего угрызения совести!

ЗАПИСКИ ПИЩЕГОЛИКА

Фортуна повернулась ко мне лицом: продвижение в карьере, любовь... Но полное излечение растянулось на четыре года. Это только вначале ка­залось, что проблема уйдет легко. Не обошлось без срывов. Где-нибудь на
корпоративе ты думаешь: ну наем­ся и еще последний разик почищусь. Этого разика достаточно, чтобы све­сти на нет предыдущие усилия. Чудес не бывает. Годы противоестественно­го образа жизни не исправишь за ме­сяц. Нужны терпение и упорный труд. Необходимо восстановить баланс в питании, отказаться от борьбы за каждый грамм, полюбить себя любую. Надо быть готовой к тому, что в пост- булимический период вес может уве­личиться, и это не повод сворачивать с намеченного пути. Когда на одной чаше весов стройная фигура, а на дру­гой здоровье и жизнь, что важнее?

В один из вечеров я изливала душу подружке на кухне. Лейтмотивом было: "Как же сложно выкарабкивать­ся из булимии!" Подружка сказала: "Возьми и выплесни все наболевшее на бумагу! Будет польза тебе и, может, еще кому-то". Я прислушалась и на­чала делать заметочки. Так было легче разбираться с теснившимися в голове мыслями, внутренними диалогами. Я честно писала обо всех аспектах сво­его состояния, психологических и фи­зиологических. В конце концов полу­чилась книга. Работа заняла 9 месяцев - столько же, сколько вынашиваешь ребенка. В очередной визит к своему терапевту скромно положила на край стола рукопись: "Почитайте на до­суге..." Вскоре раздался телефонный звонок: "Мы это издаем!"

Первое издание вышло в Украине в 2006-м. Потом было усовершен­ствованное и дополненное издание в Москве. Название говорит само за себя: "Булимия. Еда или жизнь? Первое практическое руководство по избавле­нию от пищевой зависимости".

БУЛИМИЯ, СТОП!

К моменту переиздания книги история под названием "булимия" вышла за рамки моей личной, я прошла обуче­ние в Академии позитивной психоте­рапии, создала сайт www.bulimiastop.ru, на котором все столкнувшиеся с проблемой могут получить инфор­мацию и поддержку, и начала кон­сультировать страдающих булимией. Главная мысль, вдохновляющая на лечение и помогающая побороть бо­лезнь: "Верьте, что булимия излечима, тому есть реальные примеры". Зная, что я прошла тот же путь, что и они, мои пациентки раскрываются на сеан­сах и достигают прекрасных результа­тов. Я способна понять и принять то, что человека непосвященного шоки­ровало бы - например, откровения о том, что в припадке неконтролируе­мого аппетита некоторые набивают желудок сырыми крупами...

Для меня моя работа - творчество и самоцель. Вот где перфекционизм во благо: я буду не я, если не доведу дело до конца. Иногда приходится объяснять девочкам с манией по­худения элементарные вещи. Они видят в СМИ красоток с модельны­ми параметрами и думают: "Раз для кого-то идеал достижим, буду на него равняться!" "Девочки, вы знаете, что такое "Фотошоп"? А что картинка, мелькающая в клипе, откорректиро­вана?" - объясняю я. Для них это стало откровением: я гонюсь за фантомом, которого на самом деле нет! Я втол­ковываю и то, что живот абсолют­но плоским быть просто не может. "Живот на древнеславянском значит "жизнь". Уплощая живот, мы пыта­емся извести саму жизнь!" Простая истина, а человек прозревает: что же я делаю? Главное правило: люби себя такой, какая ты есть! Еще важ­но любить себя настолько, чтобы не скрывать и не замалчивать проблему, если она возникла, и обратиться за помощью. Слава богу, мода на тощие тела проходит. Индустрию, где кру­тятся бешеные деньги, в одночасье не изменишь, но все равно наметилась тенденция к более здоровым формам. Посмотрите на Настю Каменских!

МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

 Я ни о чем не жалею и годы, ког­да была пищеголиком, не считаю потраченными впустую. Потому что диагноз в конце концов помог мне полностью преобразить свою жизнь - получить новую профессию, новый импульс к саморазвитию. Во всем, что я сегодня делаю, меня под­держивает любимый мужчина. У меня растет замечательный сын. В свою беременность я поверила толь­ко после третьего позитивного теста из аптеки, ведь когда-то мне ставили диагноз "бесплодие".

Меня часто спрашивают о том, как я питаюсь сегодня. Главное правило: должен быть баланс, а не запреты. Я ем по часам. У меня есть завтрак, обед, ужин и два перекуса среди дня. Ем то, что люблю, потому что еда долж­на приносить удовольствие. Я лю­блю блюда, запеченные под сыром. Люблю творожную массу с изюмом и шоколадной подливкой. Пью сытный кофе, в котором полчашки сливок или молока. Но очень жирного, пережа­ренного есть не стану. Поддерживать форму помогают занятия фитнесом. При росте 170 я вешу 59 кг.

У меня есть четкое ощущение своей миссии на Земле. В планах у меня тре­нинги для женщин на тему повышения самооценки, правильного отношения к своему телу. Есть идея замахнуться на собственную клинику, где можно будет лечиться стационарно.

О том, насколько распространена проблема булимии, свидетельствует то, что мою книгу заказывают через Интернет во многих странах мира. Я счастлива, что мой труд прино­сит пользу. Я точно знаю, что ответ на вопрос "Есть ли жизнь после бу­лимии?" - твердое "да". Залог этой полноценной жизни — в любви к себе. И любовь эта проявляется не в укра­шении себя модной одеждой мини­мального размера, а в том, насколько гармонично и уверенно ты ощуща­ешь себя внутри.
 
« Пред.   След. »